кои № 710) связь между этими правами была ра-
зорвана. Было установлено, что владелец акций
вправе реализовать права по акции только после
внесения о нем сведений в реестр владельцев ак-
ций, который составляется регистратором, а в не-
которых случаях — эмитентом акций.
После этого права по именной акции (а только
их можно было выпускать) стали удостоверяться
выпиской из реестра — документом, нс имеющим
статуса ЦБ и подтверждающим факт, имевший мес-
то
в прош лом
, — на дату составления выписки. А
сертификат так и остался документом, удостоверя-
ющим право на акции, то есть факт, имеющий место
в настоящем.
Так возник
абсурд № 1.
С тех пор для того, чтобы покупатель акций мог
получить статус акционера, нужно было согласие
регистратора. Учитывая неосведомленность населе-
ния относительно вопросов, касающихся «акцио-
нерного» и «ценнобумажного» законодательства,
такой порядок оказал положительное влияние на
соблюдение прав акционеров приватизированных
АО. С другой стороны, именно тогда и началась
катавасия вокруг реестров и регистраторов. Поче-
му? Потому что для захвата власти на предприятии
дешевле «на единицу продукции» заблокировать ра-
боту
одного лица —
регистратора или оспаривать дей-
ствительность
одного докум ент а
— реестра владель-
цев ЦБ, чем блокировать действия или оспаривать
полномочия сотен либо тысяч акционеров с их во-
рохом документов, удостоверяющих права, — сер-
тификатов акций. Вследствие такой частичной «за-
мены» (акционера с ЦБ — на регистратора с реест-
ром) и возникли АО с двумя реестрами и регист-
раторами.
Тем же Законом № 710 к документу, составлен-
ному на бумаге, был юридически приравнен элект-
ронный документ — так называемая «бездокумен-
тарная ЦБ», которой является «запись» (или ячей-
ка памяти) на электромагнитном носителе инфор-
мации, находящемся в компьютере депозитарного
учреждения. Так возник
абсурд № 2.
Ведь очевидно, что записью нельзя владеть, пе-
редавать ее, предъявлять, а значит, удостоверять
принадлежность прав. В силу этих обстоятельств
запись не может быть документом применительно
к понятию «ценная бумага». Запись нельзя считать
и собственностью, поскольку невозможно даже от-
делить свою запись от чужой. Поэтому в случае вы-
пуска акций в бездокументарной/электронной фор-
ме нет смысла говорить о ценных бумагах, а мож-
но говорить лишь о
способе учет а прав
(с помощью
компьютерной техники), которые могут удостове-
ряться ценными бумагами.
И вот теперь имеющиеся пробелы законодатель-
ства планируют заполнить, а именно: исключить
возможность выдачи инвестору документа, в кото-
ром самым демократичным способом —
письменно
и пока еще на самом надежном носителе инфор-
Д ёп о зи тар и й
мации —
бумаге
зафиксировано, кто и чем ему обя-
зан, документа, который является его
собст веннос-
т ью и находит ся у него на руках.
Инвестору пред-
лагается верить, что у него в «собственности» бу-
дет запись о правах, существование которой и се со-
держание будут подтверждаться все-таки бумажны-
ми документами: для эмитента — реестром, а для
третьих лиц, потенциальных покупателей прав, —
выпиской со счета. Вместо нескольких сотен регист-
раторов реестры будут составляться ЦД — един-
ственным для всех эмитентов и инвесторов учреж-
дением.
Вследствие таких изменений счет в ЦБ инвестору
можно открыть у ближайшего хранителя ЦБ (что
удобно), и, в отличие от ЦБ, утрата выписки к ощу-
тимым потерям не приведет (что успокаивает). С
другой стороны, сведения о нем и его правах будут
подтверждаться документами, составленными и вы-
данными исключительно учреждениями системы
учета на основании имеющихся у них данных.
Согласно законопроекту за достоверность сведе-
ний о первых владельцах ЦБ в системе учета отве-
чают почему-то эмитент и фондовая биржа (в слу-
чае размещения ЦБ через биржу).
К т о, чем и как
будет от вечат ь перед эм и т ент о м и следую щ им и
«владельцами» записей за достоверность сведений сис-
т ем ы учет а, в проект е не сказано ничего.
Как известно, чем сложнее система, тем боль-
ше она уязвима. Одна лишь задержка в реализации
инвестором своих прав по ЦБ может привести к
ущербу, который непросто сосчитать и невозмож-
но исправить. Достичь этого можно самыми разны-
ми способами. И, судя по перечню случаев назна-
чения в ЦД временной администрации, авторы про-
екта это предполагают.
ж
Кому и за чей счет выгода?
Прежде всего, учреждениям системы учета, по-
скольку деньги они будут получать как от эмитен-
тов, так и от инвесторов, независимо от проведен-
ных операций по счету и в течение всего срока его
открытия.
Участие в ЦД
не допускает
получения дивиден-
дов от вложенных в него средств: чистая прибыль
направляется на обеспечение развития ЦД и уде-
шевление его услуг. Для здравого коммерческого
смысла это противоестественно. Поэтому акционе-
рам ЦД остается два способа возвращения вложен-
ных в него средств: реестрами, которые
и м
необ-
ходимы, или реестрами, которые
для ни х
нежела-
тельны.
В записке к проекту отмечается, что его реали-
зация не требует дополнительных затрат из госбюд-
жета, однако это не так, поскольку предусмотрено
обязательное участие государства в создании ЦД.
Кроме того, в проекте содержится более 40 ссылок
на нормативные акты ГКЦБФР, которые ей
следу-
ет разработ ат ь
, что также, очевидно, чревато для
казны расходами.
БУХГАЛТЕРИЯ N2 21 (852)
И
25 МАЯ 2009 ГОДА
81
Перспективное законодательство
предыдущая страница 79 Бухгалтерия 2009 21 читать онлайн следующая страница 81 Бухгалтерия 2009 21 читать онлайн Домой Выключить/включить текст