Комментарий
на активы налогоплательщика возникает
с даты
возникновения налогового долга.
С другой сто-
роны, практическое воплощение в жизнь всех про-
цедурных особенностей возникновения этого пра-
ва сопряжено с определенными трудностями. Не-
смотря на то, что
«право налогового залога в о зн и -
кает со гл а сн о за к о н у и не требует п и сь м е н н о го
о ф о р м л ен и я » ,
все не так просто, и ГНАУ это, в
принципе, понимает.
Во-первых,
налоговики должны как-то
описать
активы налогоплательщика, которые попадут в нало-
говый залог (все-таки их стоимость не может превы-
шать двойной размер налогового долга). С этой це-
лью ГНАУ вот уже несколько лет предлагает исполь-
зовать
акты описи активов, являющихся предме-
том налогового залога.
Понятное дело, произвести
опись именно в день возникновения налогового долга
налоговикам крайне сложно. Поэтому ГНАУ этого и
не требует. В идеале, по ее мнению, такая опись дол-
жна происходить в день вручения первого налогово-
го требования. Но допускаются и другие дни (когда
есть возможность произвести опись). Но как не кру-
ти, а получается, что дата реального выделения акти-
вов под налоговый залог не будет совпадать с датой
возникновения налогового долга. А значит,
существо-
вание налогового долга совсем не обязательно
свидетельствует о налоговом залоге
Во-вторых,
налоговый залог является одним из
видов
публичных обременений.
А такие обремене-
ния вступают в силу с момента их регистрации в Го-
сударственном реестре обременений движимого иму-
щества. Видимо, учитывая это, ГНАУ пришла к выво-
ду, что регистрация налогового залога должна про-
исходить в течение 5 дней со дня вынесения соответ-
ствующего решения (?!), на основании которого он
возникает (это, правда, не согласуется с приведенной
выше цитатой).
Таким образом, ГНАУ подводит нас к мысли, что
налоговый залог будет иметь место не ранее дня
проведения описи активов должника и регистра-
ции налогового залога.
Об ответственности
ГНАУ совершенно справедливо указывает на тот
факт, что должник может быть привлечен к ответствен-
ности за осуществление операции с активами только
тогда, когда на них распространяется право налого-
вого залога. Именно поэтому налоговикам не следу-
ет затягивать с описью активов должника. Однако
ответы ГНАУ, касающиеся ответственности налогопла-
тельщика за отчуждение активов, находящихся в на-
логовом залоге, отличаются чрезмерным
формализ-
мом
В первой из рассмотренных в письме ситуаций дол-
жник реализовал без согласия налогового органа на-
ходящиеся в налоговом залоге активы. Однако выру-
ченные от реализации денежные средства он напра-
вил на погашение налогового долга. Но, как оказалось,
он мог не спешить рассчитываться с бюджетом. ГНАУ
не намерена снимать с таких самовольщиков ответ-
ственность в виде штрафа в размере суммы отчуж-
дения.
В то же время, когда речь зашла об ответственнос-
ти налогоплательщика, который получил от налоговой
инспекции разрешение на реализацию активов, но
выручку от их реализации направил не на погашение
налогового долга, ГНАУ совершенно неожиданно про-
явила свой либерализм. Поскольку налогоплательщи-
ком выполнено основное условие Закона N° 2181 (со-
гласована операция с заложенным имуществом), он
был освобожден от указанной ответственности.
О продаже активов, находящихся в налоговом
залоге
Опираясь на ст.8 Закона № 2181, налоговая про-
должает настаивать на своем праве взыскивать денеж-
ные средства и продавать имущество должника (с це-
лью погашения суммы налогового долга). При этом
остается без внимания ст.З этого Закона, утверждаю-
щая, что активы налогоплательщика могут быть при-
нудительно взысканы в счет погашения его налогового
долга исключительно по решению суда.
В то же время налоговая не возражает, чтобы взыс-
кание несвоевременно уплаченных налогоплательщи-
ками штрафов, связанных с применением РРО, осу-
ществлялось именно в судебном порядке.
О судебном обжаловании
ГНАУ не отрицает тот факт, что при обращении
налогоплательщика в суд с иском о признании не-
действительным решения контролирующего органа
налоговое обязательство считается несогласованным.
Таковым оно будет являться до рассмотрения судом
дела по существу и принятия соответствующего ре-
шения.
Кроме того, ГНАУ соглашается с тем, что налого-
плательщик вправе начать судебное обжалование в
любой момент после получения налогового уведом-
ления. Главное - соблюсти срок давности.
Вместе с тем налоговая выступает против перево-
да в разряд несогласованного налогового обязатель-
ства той суммы, которая уже числится налоговым дол-
гом, то есть согласованным налоговым обязатель-
ством, неуплаченным по истечении 10 календарных
дней после получения налогового уведомления. Тем
самым ГНАУ подталкивает налогоплательщиков не за-
тягивать с началом судебного обжалования. Ведь если
придерживаться логики ГНАУ, то судебное обжалова-
ние решения контролирующего органа при существо-
вании налогового долга не приведет к приостанов-
лению начисления пени и штрафа. И хотя о таких по-
следствиях ГНАУ ничего не говорит, однако, думаем,
именно нежелание давать налогоплательщикам такие
поблажки заставляет ее вот уже несколько лет не со-
глашаться с возможностью преобразования налогово-
го долга в несогласованное налоговое обязательство.
И горь
СУХОМ ЛИН,
редактор
54
БУХГАЛТЕРИЯ № 34 (865) ■ 24
АВГУСТА
2009
ГОДА
предыдущая страница 52 Бухгалтерия 2009 34 читать онлайн следующая страница 54 Бухгалтерия 2009 34 читать онлайн Домой Выключить/включить текст